Перейти в раздел НОВОСТИУзнать больше

Перейти в раздел НОВОСТИУзнать больше

LEGO® NINJAGO® |Десятая годовщина Разговор с создателем NINJAGO

Разговор с создателем

Вся серия NINJAGO® может похвастаться завидной популярностью — особенно для самонадеянной франшизы, которой всего-то десять лет. Это уже 160 эпизодов (и их количество растет), более 250 различных наборов LEGO® и голливудский фильм-блокбастер. Но эта боевитая тема оказала влияние и на нас самих.

Один из разработчиков концепции и продюсеров здесь, в штаб-квартире LEGO в Дании, рассказал, что сейчас «мы всегда пытаемся повторить успех NINJAGO при планировании очередного крупного проекта производства LEGO».

К слову сказать (каковы шансы, а?), что этим разработчиком концепции был Томми Андреасен, соавтор мультсериала «НИНДЗЯГО». За последние десять лет он прошел путь от дерзкого «аутсайдера», неожиданно добившегося успеха, до знаменосца собственной темы LEGO, которую он сейчас разрабатывает.

И по мере того, как сериал приближается к десятилетнему юбилею, Томми все больше интересуется тем эффектом, который сериал оказывает на людей.

«Многие поклонники рисуют, пишут фанфики и делают проекты, посвященные десятилетию «НИНДЗЯГО». Когда я смотрю, как они сами это интерпретируют, меня это очень вдохновляет».

Томми рассказал, что из Германии от одной матери с сыном ему пришел роман-фанфик по «НИНДЗЯГО» объемом более 500 страниц, а группа фанатов даже готовит к выпуску подробный документальный фильм о «НИНДЗЯГО».

Рост числа поклонников «НИНДЗЯГО» (и мы полагаем, что в это число входите и вы, дорогой читатель), несомненно, стал одним из самых приятных результатов последних 10 лет, а Томми приобрел репутацию человека, готового отвечать на вопросы и предположения сообщества.

«Это началось четыре года назад, когда я возвращался домой с Comicon, — вспоминает Томми. — Какие-то подростки окружили меня и начали задавать вопросы о сериале. Мы делали мультфильм для детей, но в тот момент я понял, что «НИНДЗЯГО» существует уже столько лет, что некоторые из детей выросли... и все еще любят его. Мне показалось это интересным, и тогда в качестве эксперимента я завел профиль в Твиттере, чтобы посмотреть, будет ли им интересно пообщаться. С тех пор я этим и занимаюсь».

Томми, самый большой фанат

Томми, пожалуй, является идеальным автором для шоу с такими преданными поклонниками. На это есть две основные причины.

Первая — очень простая.

«Мне нравится об этом говорить, — признается Томми. — И в любой момент времени по меньшей мере 10% моего мозга занято тем, что анализирует цифры для „НИНДЗЯГО”». Он даже в шутку говорит, что с запуска шоу в 2009 году проводит с ниндзя едва ли не больше времени, чем с собственными детьми!

Томми занимается практически всеми аспектами франшизы NINJAGO. Он описывает себя как «проводника между командой [телевизионного] сюжета и командой дизайна [продуктов]», который обеспечивает эффективное взаимодействие двух отделов и привносит идеи, которые возникают у сценаристов, в дизайн наборов, и наоборот. «Я думаю, мне поэтому все еще интересно, — говорит Томми о своем уровне вовлеченности в работу различных относящихся к шоу сторон. — У «НИНДЗЯГО» свой продуманный канон и логика, а у его давних поклонников острые глаза, и они обрушатся на нас, если мы что-нибудь напутаем. Кроме того, я не знаю другого такого сериала, который мог бы похвастаться 10 годами непрерывности и последовательности в стиле и в актерском составе. Все это неизменно радует меня, когда из года в год мы выпускаем новые серии!»

Вторая причина, по которой Томми — идеальная фигура для суперфанатов, заключается в том... что он и сам что-то вроде суперфаната.

Наши заранее заготовленные вопросы о том, откуда Томми черпает вдохновение, отправились в корзину сразу после того, как мы взглянули на его захватывающий дух домашний офис. Каждый квадратный сантиметр стен украшали сувениры, относящиеся, кажется, ко всем снятым в 80-х годах фильмам. «Охотники за привидениями», «Инопланетянин», «Бэтмен», «Супермен» — чего тут только не было! Какие могут быть вопросы о культурном влиянии, когда рабочий стол размещается в модели Звезды Смерти, а по сторонам от нее — фигуры Дарта Вейдера и имперского штурмовика в натуральную величину?

Этот человек был готов к Великой миграции в видеоконференции 2020 года.

Но когда 21 апреля 1984 года (конечно, он помнит дату) он впервые посмотрел «Звёздные войны», нырнуть с головой во вселенную этого фильма было вовсе не так просто, как сейчас. «Когда я был ребенком, у меня была одна футболка «Звёздных войн» и пара фигурок, которые я очень любил... ну и всё».

Однако Томми не считает, что это было так уж плохо. «Нам приходилось придумывать свои собственные истории, — объясняет он. — И мы до сих пор занимаемся этим с «НИНДЗЯГО». Есть история, которую мы вам расскажем, и есть история, которую вы можете разыграть с наборами».

То, что Томми — суперфанат, помогает ему мастерски общаться с суперфанатами. Он понимает негативные последствия подыгрывания им в сюжетных линиях и «действует очень осторожно, чтобы не подхватывать случайные идеи», которые увидел в трендах в Твиттере. Само собой, он не раскрывает спойлеры, но, как говорит сам, «иногда оставлял кое-какие подсказки».

«Мне нравится намекнуть на что-то так завуалированно, что никто не может расшифровать это еще 7 месяцев».

Но что Томми думает о постоянной вовлеченности аудитории?

«Люди, интересующиеся вашей темой, — это то, чего хочет любой поставщик развлечений. Это поддерживает активность в мертвый сезон. Вы чувствуете страсть, стоящую за вашим детищем, и понимаете, как много оно значит для увлеченных им людей. Вы чувствуете себя обязанным хорошо делать свое дело и воспринимать вещи всерьез».

Как мы и говорили. Идеальный автор.

Не «просто» детские забавы

Поводом относиться к вещам серьезно является привлекательность NINJAGO среди аудитории, выходящей далеко за рамки целевого возрастного диапазона. Создатели ориентированных на детей шоу нередко совершают ошибку, намеренно «оглупляя» содержание. Томми, однако, руководствуется примерами, почерпнутыми из его любимых детских фильмов — в том числе «Инопланетянина». (E. T. можно заметить звонящим домой из самых разных частей офиса, где Томми общается с аудиторией.)

«Это детский фильм, но он серьезно относится к своей аудитории. В нем затрагиваются темы изоляции, развода, смерти — это такие эмоциональные качели, но в конце вы чувствуете себя прекрасно, потому что прошли всё до конца. Дети вполне способны принимать такое, если делать это осторожно. С такой философией мы подходим к „НИНДЗЯГО”».

«В детстве ты впитываешь множество впечатлений, и они становятся твоим фундаментом на всю оставшуюся жизнь, — объясняет Томми. — В «НИНДЗЯГО» мы вложили много моральных и жизненных уроков. Да, они спрятаны под толстым слоем приключений и развлечений. Но они там есть — и мы никогда не делаем из них проповедь. Дети сами должны увидеть их, и тогда они примут их близко к сердцу. И вот, что я узнал за последние несколько лет: для некоторых детей и подростков сериал «НИНДЗЯГО» так же важен, как для меня важны «Звёздные войны»... и это вызывает у меня смесь замешательства и смущения».

Кроме того, Томми знает, как опасно бывает недооценивать свою аудиторию, еще со времен своей первой встречи с «НИНДЗЯГО», когда он перешел в команду из коммерческого отдела агентства LEGO. «Эти детки могут быть очень жестокими, — вспоминает Томми о ранних стадиях исследований и тестирования. — Мы сидели за этим односторонним зеркалом и смотрели, как дети возятся с прототипами наборов NINJAGO или смотрят на иллюстрации и говорят: „Какой дурак выбирал цвета?”. Кажется, это был я...»

На начальном этапе разработки сериала к нему присоединились Дэн и Кевин Хейгеманы, авторы «ЛЕГО. ФИЛЬМА». «Они писали сценарии для кино, так что тоже отнеслись к этому очень серьезно. Они понимали, что это не «просто» телешоу для детей, — объясняет Томми. — До их прихода мы успели подготовить концепцию, а вот мотивация персонажей еще не была прописана полностью».

Именно Хейгеманы решили, например, ввести в сериал Нию, а Кая из второстепенного героя сделать персонажем-лидером.

В ходе обсуждений настал тот решающий момент, когда сериал перестал быть продуктом исключительно для детей (с крутой графикой и потрясающими игрушками) и стал чем-то немного более глубоким.

Немного фантазии

«Когда я присоединился к отделу внешних связей LEGO, они уже несколько лет тестировали тему ниндзя, — вспоминает Томми. — Но проблема была в том, что детям нравился персонаж-ниндзя в черном костюме и с мечом. А больше ничего и не было нужно, потому что... ну это же ниндзя!»

«Тогда мы решили добавить элемент фэнтези, потому что иначе у нас не было бы продукта». И оказалось, что этот элемент фэнтези прекрасно способен увлечь детей новой концепцией.

«После первого года многие идеи, от которых мы изначально отказывались, начали срабатывать с детьми, — рассказывает Томми. — Например, сначала ниндзя на мотоцикле был решительно отвергнут, потому что ниндзя так не делают. Но уже в первый год у нас появились скелеты, драконы и фэнтези, так что стало ясно, что это не типичный сериал про ниндзя. В картину наших ниндзя мотоциклы вполне вписывались. В конце концов, у скелетов в прошлом сезоне была ведь своя техника».

«В тот момент дети уже готовы были принимать любые фантастические элементы».

Это также способствовало созданию истории мира сериала, про которую Томми говорит, что «это она привлекает детей постарше». Таким образом, самых юных зрителей, пожалуй, больше всего привлекают графические эффекты и юмор в сериале, а золотое оружие, различные враги, мотивация, пророчества и законы — элементы, которые поддерживают интерес закоренелых поклонников саги.

Как там гласит древняя поговорка? «Пришел за крутым огненным торнадо, остался ради историй о ниндзя».

Общение с поклонниками

Общение сериала с поклонниками, юными и взрослыми, выходит далеко за рамки твитов.

Например, Томми рассказал, что в будущих сериях будут использованы созданные фанатами граффити. «Я попросил разрешения их использовать, потому что считаю, что это понравится более взрослой аудитории, — вспомнить, что было в Твиттере 16 месяцев назад и увидеть это в сериале».

«Мы осмотрительно подходим к отбору идей,— подчеркивает Томми, — но нам нравится делать то, что вызывает у людей улыбки на лицах».

Наиболее ярко это демонстрирует вот такой пример: один из актеров озвучки сериала получил письмо от 16-летней немецкой девочки, которая была неизлечимо больна. «Мы решили использовать ее образ для персонажа сериала. Несколько раз мы уже делали нечто подобное — например, отправляли еще не показанные эпизоды детям в американских больницах, чтобы они успели их увидеть. Но мы это не особенно рекламируем».

Кто здесь режет лук?

Дорога ниндзя

Завершая обсуждение десятилетнего юбилея шоу, мы спросили у Томми, может ли он представить себе двадцатилетний юбилей.

«Да, если мы все сделаем правильно, — заключает он. — Тут все дело в том, чтобы не бояться меняться. Мы находимся в странной ситуации: мы делаем сериал для детей 7–9 лет, но в то же время пытаемся угодить 19-летним, которые выросли на этом сериале, и мы, по сути, помогли их воспитать! Они очень любят «НИНДЗЯГО», поэтому мы чувствуем себя обязанными не подвести их. Однако если мы будем слишком сильно углубляться в предысторию и предания, то перестанем быть понятными для новичков — тех самых, кто должен прийти, понять сериал и впустить его в свою жизнь, сделав частью своего фундамента. Это постоянный поиск равновесия».

Томми полагает, что для того, чтобы сериал смог отпраздновать двадцатилетнюю годовщину, ему нужно в какой-то мере переосмысливать себя каждые три года или около того. «„НИНДЗЯГО” — это игровая площадка. Творчество и перемены глубоко укоренились в ДНК шоу, поэтому мы принимаем это и радуемся. Конечно, если очередное переосмысление обернется полным провалом, то не очень понятно, как после этого восстанавливаться».

Если вам, дорогой читатель, это кажется слишком пессимистичным, то по датским меркам это на самом деле весьма оптимистичный взгляд.

Но Томми продолжает: «Компания LEGO Group на самом деле всегда очень чутко реагирует. Так что если что-то идет не так или возникает какая-то новая тенденция, то вам нужно меняться, чтобы идти в ногу со временем».

В плане творчества это давит на Томми?

«Это своеобразное упражнение: не влюбляться в что-то слишком сильно. Потому что все может измениться. Можно планировать на 5 лет вперед, но если при этом расписывать все детали, то можно очень горько разочароваться. Но в целом я знаю, как будут выглядеть следующие несколько лет, и они точно такие, какими я хочу их видеть».

Как бы то ни было, многие из самых любимых сюжетных линий и характеристик сериала были результатом мозгового штурма, а не структурного планирования. Например, сама идея кружитцу родилась из желания дать зрителям возможность разыгрывать боевые сцены при помощи наборов. Минифигурки прикреплены к спиннерам, и так родилось новое боевое искусство. После этого потребовался обратный отсчет — и английское выражение «Ready, steady, go» и привело к появлению фразы Ninja… GO!

«Многие вещи просто сами складываются замечательным образом, — признает Томми, — и это делает их интуитивно понятными, что нравится людям».

И команда Томми видела достаточно успешных моментов у NINJAGO, чтобы быть уверенной в будущем — как бы ни легли карты.

«У ребят из отдела внешних связей я кое-чему научился: нужно доверять идеям, которых у тебя еще не было. Не паниковать Мы были в такой ситуации столько раз, что уже знаем: мы всегда придумаем что-нибудь классное. У нас есть эта уверенность в себе. Мы точно знаем: нас ждут великие идеи».

«Было бы хорошо, если бы этот принцип можно было применять ко всему в жизни. Что-то вроде „философии Лебовски”...»

(Похоже, что для Томми в его музее отсылок к восьмидесятым нет лучшего способа завершить рассказ, чем процитировать фильм 1998 года.)

«„Чувак не пропадет”».